ГУ "Отдел внутренней политики г.Жезказгана"
Официальный сайт государственного учреждения
Главная Новости Время Сатпаева К.И.

Время Сатпаева К.И.

9 июля 2019

Увы, земной недолог путь,

  И все ж во власти человека,

Великое творя, шагнуть

За рамки собственного века.

Иоганн Гёте

       В этом году, 11 апреля вечером, неожиданно мне позвонил начальник областного управления и пригласил  на митинг к памятнику Сатпаеву.

      На другой день, 12 апреля, в 11 часов у памятника собрались люди. Среди них было много известных, уважаемых людей в республике: научных работников, академиков, руководителей крупных предприятий. Потом состоялась конференция, посвященая Сатпаеву. Приехали из отдаленных городов и районов Байжантаев Багдат – заместитель акима Улытауского района, Казанбаева Зейпин Зикировна – директор музея горного и плавильного дела имени  М.Торегельдина из поселка Жезды,  Балкенов Кенжал – директор производственного музея имени К.И.Сатпаева корпорации «Казахмыс» из г. Жезказгана, родственники Каныша Имантаевича из Баянаула  Павлодарской области и т. д.

Я подумал: почему через 30 лет с благодарностью не вспомнить людей, с которыми мы провели большую работу по переименованию города, установлению бюста и проведению конференции в 1989 году, в год юбилея К.И.Сатпаева?

   ...Приближалось 90-летие  Каныша Имантаевича Сатпаева, ученого, геолога, первого президента Академии наук Казахской ССР, человека, которому обязано бурное развитие геологии, цветной и черной металлургии, Казахстана.  Неоценим его вклад  в рост и укрепление экономики СССР.

 Как исполнительная власть, мы начали подготовку к 90-летнему юбилею  по трем направлениям.

Первое – поставить памятник в городе.

Второе – провести большую конференцию о Каныше Имантаевиче с участием ученых, руководителей горнорудных предприятий, министерств: цветной, черной металлургии,  геологии Казахской ССР и СССР, родственников, земляков  из Павлодарской области.

      Третье – провести работу с руководителями предприятий и организаций, с ветеранами, знавшими Сатпаева, в трудовых коллективах, в школах, среди населения, по переименованию города.

Для исполнения этих мероприятий я решил встретиться, информировать, и посоветоваться по отдельным вопросам с дочерьми Сатпаева Меиз Канышевной и Канисой Канышевной. Они были докторами геолого-минералогических и медицинских наук. Встречались мы в Академии наук Казахской ССР. Они показывали мне оригиналы документов из личного архива отца и много интересного и поучительного рассказывали из его жизни.

До работы в городе  я видел их дома у моих родителей, в поселке Жезды.

В те годы они часто приезжали в поселок Карсакпай, где Каныш Имантаевич, будучи геологом, руководил большим коллективом, а дети учились в средней школе. Позже дом, в котором они жили, стал музеем. По дороге в Карсакпай через поселок Жезды они всегда встречались с отцом. Иногда отец сам сопровождал их, им вместе всегда было интересно.

      По вопросам памятника неоднократно бывал в доме у знаменитого казахстанского скульптора Наурызбаева, советовался с ним. Во дворе у него было много памятников и скульптур знаменитых людей. Среди них я увидел  рабочий вариант скульптуры Каныша Имантаевича в молодые годы, в сапогах, в рабочей одежде, с пышной шевелюрой.  Но мы хотели ему установить памятник  в «зрелом возрасте», когда он стал знаменитым и был признан в союзном  и мировом масштабе.

Большую работу в переименовании города проделала заместитель председателя горисполкома Абдикаримова Балдырган Абдикаримовна – учитель по образованию, один из лучших директоров школы. Заслуженно была рекомендована на должность заместителя председателя горисполкома города Никольского. На этой должности она проработала более 17 лет. Успешно курировала вопросы культуры, спорта, образования, идеологии. Благодаря ее беспокойному характеру, ответственному отношению к порученному участку работы,  по многим вопросам  город занимал передовые позиции в области.

  Было решено организовать сбор подписей жителей, поддержать инициативу активистов  по обращению  в ЦК партии, Президиум Верховного Совета и Совет Министров Казахской ССР о переименовании города именем Сатпаева и установлении памятника ему. Сбор подписей начали осторожно, принимая во внимание и неофициальный опрос жителей, который  показывал, что часть населения устраивало название города Никольский, а некоторые не знали, кто такой Сатпаев.          

     Я встречался с уважаемыми людьми и спрашивал, почему город так назван. В России было уже 2 города с таким названием. Объяснения были самые разные: неубедительные, без официальных документов, одни были склонны к тому, что месторождение было открыто в день Святого Николы. Все это укрепляло мою надежду назвать город именем Сатпаева.

      Сбор подписей шел непросто, работа  затянулась на многие месяцы. Вопрос был очень серьезный, деликатный иногда щепетильный, во время острых публичных дискуссий. Нельзя было давать возможность некоторым людям из-за переименования противопоставить жителей,  «раскачать» рабочих среди строителей и горняков.

Пока мы занимались проектом памятника, Балдырган Абдыкаримова, будучи  по работе на складе ОТС Жезказганского горно-металлургического комбината, увидела бюст К.И. Сатпаева, который на протяжении 8 лет находился там. Однако ввиду разных причин, в том числе неоднозначного отношения к личности Сатпаева (главным образом, из-за недружелюбного взгляда со стороны отдельных работников ЦК партии, Совета Министров Казахской ССР и зависти отдельных граждан к его заслугам о нем старались не говорить часто в масштабах республики). Это знали номенклатурные руководители и держали нос по ветру, побаивались публично пропагандировать Сатпаева. Может быть, и поэтому мои предшественники (коллеги)  воздержались установить в городе бюст.

Авторитет Сатпаева, большая работа его единомышленников, его коллег по работе в прошлом, а это были убеленные сединой люди, в возрасте, такие как Омаров Г.О., Штифанов В.И., Баймагамбетов Д., Лукинский Ф.Г., Кентаев К. (все они – Герои Социалистического труда), Асатов Садык Касымович – генеральный директор Жайремского горно-обагатительного комбината, кавалер двух орденов СССР, Курьятов В.К. – полный кавалер орденов Славы и другие ветераны войны и труда совместно с активом города: Дильдебаевым Шынболатом – поэтом, Бухар Жырау 20 века (Касым Кайсенов, Қазақстанның Халық Қаһарманы), Юном Русланом Борисовичем, одним из сильных руководителей корпорации «Казахмыс» и одним из лучших менеджеров Казахстана, Жунусовым Аскаром Нуртлеуовичем - председателем поселкового совета поселка Жезказган, Аскаровым Даулетом Укеновичем – главным архитектором,  Бекежановым Мажитом Жолдаяковичем – начальником комбината коммунальных предприятий. Также многие патриоты города: Асатов Яхия Жакупбекович, Тлеув Муса, Тайжанов Жарас Хамитович, Мамахов Серик Кудеевич, Есмурзаева Гульсум Пазыловна, Хмелярчук Татьяна Ивановна, Алипбергенов Махмуд, Шегербаев Амирбек, Лебаев Шамшиден Бегайдарович, Геймбух Нина Андреевна и многие другие провели большую работу в трудовых коллективах, школах, среди населения по переименованию города.  

  Принятые меры способствовали большому энтузиазму жителей в поддержку мер по проведению юбилея великого человека.

        Это позволило нам своевременно подготовить в вышестоящие инстанции коллективное обращение и необходимые документы по переименованию города и установлению памятника  Сатпаеву.

Все это давало нам дух, веру, энтузиазм в выполнении принятых решений. Мы установили бюст, провели митинг и конференцию с участием гостей – работников министерств из Москвы и Алма-Аты, родственников и земляков Сатпаева.

Я приятно вспоминаю тот день, когда мне вместе с единомышленниками выпала большая честь перед такой взыскательной и представительной аудиторией принимать участие в открытии бюста в честь 90-летия  К.И. Сатпаева.

Все материалы, подписанные обращения авторитетных жителей города в адрес вышестоящих республиканских государственных органов  в г. Алма-Ате были рассмотрены с пониманием, поддержкой, и город  был переименован именем Сатпаева.

Броня для победы

Первые месяцы войны 1941 года гитлеровцы оккупировали г. Никополь на Украине, г. Чиатура в Грузии, где добывали марганец, необходимый компонент для выпуска брони для всех видов военной техники и орудий. Гитлер сделал заявление, что скоро он закончит войну победой, так как других месторождений марганца в Советском Союзе не было.

 Однако Сатпаевым уже было открыто месторождение марганца в 60-ти километрах от города Жезказгана. Тогда этот населенный пункт был секретным и проходил под номером. Сегодня это поселок Жезды Улытауского района.

Он информировал союзное министерство, Сталина о месторождении. Взял на себя всю полноту ответственности за запасы марганца.

 Шла война. Денег у советского правительства было не так много. Каждая копейка была на счету. Ошибись Каныш Имантаевич в своих прогнозах, ему это, безусловно, стоило бы жизни. Он понимал все это. Но, несмотря на это, как крупный ученый, геолог, как человек большого мужества, он взял на себя ответственность убедить руководство СССР повернуть материально-технические ресурсы в Центральный Казахстан для строительства шахты по добыче марганца.

Обычно рудник по добыче руды строится долго, иногда уходят годы.  А в поселке Жезды впервые со дня строительства рудника на 43-й день «на-гора» отгружали первые тонны марганцевой руды. Строительство и работа рудника были под контролем Сталина. Он ежедневно звонил Михайлову – начальнику «Стройки 110», интересовался объемом добытой руды, а у Жукова, начальника железной дороги,  спрашивал, сколько вагонов марганцевой руды отправлено.

 Коллектив рудника, местные жители круглые сутки работали в тяжелых, опасных условиях, перевыполняя план, понимая важность марганца в победе в Великой Отечественной войне.

В энциклопедии отмечено, что 70.9 процентов брони во время войны было произведено из марганца поселка Жезды.

 Отсюда очевидно, что, не найди К.Сатпаев марганцевое месторождение, не убеди союзное руководство, не будь от природы смелым, мудрым, умным и не возьми на себя всю полноту ответственности, победили бы фашистскую Германию или нет?

Большой вопрос

Я слушал интересные рассказы отца о великом Сатпаеве.

 О его доброте и заботе о своих коллегах,  подчиненных и рабочих.

В 16 лет умер отец моего отца. И чтобы прокормить семью, мой отец в поселке Карсакпай пошел устраиваться на работу в геологоразведочную партию, которой руководил Каныш Имантаевич Сатпаев. Вакансий не было, но, понимая трудность семейного положения, он принял отца на работу с одним условием: что он не бросит вечернюю школу, еженедельно будет показывать свой табель успеваемости. До начала войны отец работал рабочим, Каныш Имантаевич называл его «длинноногим», потому что он быстро носил керн от буровых вышек до лабораторий. Однажды, приехав на  буровую, он увидел его с рюкзаком на плечах, загруженный керном, сделал замечание начальству: «Он вам не грузовая лошадь». После этого замечания его грузили умереннее, чаще стали возить на лошади. Позже, увидев его, сильно похудевшего, он отправил его в Улытау, в больницу, набраться сил.

 Под руководством Каныша Имантаевича отец работал до начала войны, потом, закончив военно-химическое училище, ушел на фронт командиром огнеметного взвода под  г. Сталинград.

       Из воспоминаний многих людей, сейчас уже в почтенном возрасте, они рассказывают, как Каныш Имантаевич, зная о финансовых затруднениях студентов и научных работников,  оказывал им бескорыстно и  безвозмездно  финансовую помощь  из своей зарплаты.                          

      Как академик, как ученый и руководитель, делал все,  чтобы  наука  двигалась вперед, своим гением, своим трудом создал новую научную школу.

Скромность. Медеу Сарсеке. Славский.

     

          Каныш Имантаевич, при своем величии, награжденный высшей наградой СССР – орденами Ленина, был лауреатом Государственной премии, академиком и имея другие высшие награды международного значения, был удивительно скромным человеком. В работе ему многое было важно, но главным в его жизни было  внимание и забота о людях. 

     Он был истинным патриотом своего народа!

Всем известно, что, будучи в Англии вместе с делегацией советских парламентариев, в перерыве к Сатпаеву подошел Уинстон Черчилль – экс-премьер-министр Англии.

«Сатпаев ощутил на себе его цепкий взгляд.

– Мистера Черчилля интересует ваша национальность, – пояснил переводчик.

– Скажите, что я казах.

– Казак?.. Впервые вижу такого казака. Вы меня удивляете.

– Простите меня, сэр, – сказал Каныш Имантайулы, мягко улыбнувшись, – вы путаете меня с русскими казаками. Я потомок бывших кочевников, гражданин  Казахской Республики.

– Все ли казахи такие  богатыри, как Вы? – спросил Черчилль, как будто бы серьезно.

– О нет,  мой народ выше меня! –  в тон ему ответил академик».

(Из документального романа-эссе Медеу Сарсеке о К. И. Сатпаеве.)

     В музее горного и плавильного дела имени Макена Торегельдина в поселке Жезды находится его пиджак, при внимательном осмотре можно увидеть, что рукава пиджака изношены, подкладка пиджака заштопана.

     В 64 года он заболел тяжелой болезнью. И врачи приняли решение продолжить его лечение за границей. Они надеялись, что он там выздоровеет.     Однако он пригласил  лечащих врачей в свою палату и обратился к ним: «Как я поеду лечиться за границу? Простым такое лечение недоступно. Как я буду пропагандировать отечественную медицину в том, что они могут вылечить многие болезни? Я принял решение не ехать лечиться за границу. Останусь здесь, в Москве, лечите меня здесь».

      В расцвете сил ушел из жизни Каныш Имантаевич. Он мог бы еще жить, если бы на него его враги не писали доносы и жалобы, по которым, несмотря на его заслуги в союзном и мировом масштабе, его преследовали  и унижали публично  перед общественностью.

Такие непорядочные люди есть и в наше время. Они завидуют успешным, талантливым, все, что они могут, – это писать жалобы, организовывать интриги, подписывают анонимки чужими руками, подставляя их,  зная,  что за ложь надо отвечать перед законом.

Компенсируя свою бездарность, ничтожество и неудачи в судьбе, они рассказывают людям, чаще молодежи, о своих достижениях в жизни, которых на самом деле не было. Выдавая чужие успехи за свои, занимаются бессовестной  саморекламой. Их единицы. Они есть, потому что их слушают ими же обманутые. 

Надо их не слушать, а публично  разоблачать !

      Из воспоминаний Славского Ефима Павловича – министра среднего тяжелого машиностроения (это министерство было самым могущественным министерством, как государство в государстве. Вооружение Советского Союза, начиная от стрелкового оружия, бронетехники, артиллерии, подводных лодок, кораблей, самолетов, авиации и космоса, производилось в этом министерстве под строгим грифом «совершенно секретно». Для работающих на этих заводах строились города и населенные пункты):

      К сожалению, заслуги  Каныш Имантаевича Сатпаева перед народом СССР  в полной мере не оценены соразмерно его труду на благо общества.

В 1945 году многие руководители и ученые были представлены  к высшей награде – Герой Социалистического труда, среди них был Сатпаев, однако его завистники и недруги сделали все, чтобы вместо героя его представили к очередному ордену Ленина – одному из высших наград СССР.

      Мне в жизни везло на хороших людей. Одним из них является смелый и мужественный человек,  писатель Медеу Сарсеке, который, несмотря на то что в высших эшелонах власти были люди, которые запрещали пропагандировать и писать книги о Сатпаеве, выпустил книгу в Москве с помощью Салыкова Какимбека Салыковича, поэта, писателя, президента международного фонда им. Каныша Имантаевича Сатпаева.

 Впервые с Медеу-ага я познакомился на его 60-летии в 1996 году в                     г. Семипалатинске.  Из воспоминаний Медеу Сарсеке: «В 1981 году в Москве я был на приеме у министра среднего тяжелого машиностроения, трижды Героя Социалистического труда Ефима Павловича Славского. Министр взял мою книгу, медленно полистал, поблагодарил за подарок, поблагодарил за упоминание о нем и, пристально вглядываясь в портрет Сатпаева на обложке, сказал: «Запомните мои слова: когда-нибудь это пригодится, еще не раз будете писать о своем славном земляке… Не обижайтесь на мои резкие слова, дорогой писатель, но скажу откровенно: вы, казахи, до сих пор не поняли, какого необыкновенного человека имели в лице Каныша Имантаевича, великие заслуги его ведь еще не оценены во всей полноте не только в Казахстане, но и в союзном масштабе. В нашем веке вряд ли это произойдет. Скорее всего, вы это поймете лишь в 21 веке. И тогда наступит время Сатпаева, непременно наступит, запомните!»

Ефим Павлович Славский был награжден очередным высшим званием Героя Социалистичского труда за то, что он организовал строительство дороги к нефтегазовым месторождениям.  «Вот это одна из трех высших моих наград, – сказал он, пальцем указав на ряд золотых звезд на груди. – Одна не моя, она по праву принадлежит Канышу Имантаевичу. Я ее получил за создание большого производства на полуострове Мангышлак (тогда это совершенно секретное производство урана – компонента для ядерного оружия),  а заставил меня идти туда академик Сатпаев!»

Благодаря и Канышу Имантаевичу, его гению, Советский Союз имел паритет  ядерного оружия в мире.

Мы 74 года живем под мирным небом.

Я обращаюсь ко всем, кто знает интересные истории о нем, публиковать материалы в средствах массовой информации, Интернете…

Пришло время рассказать обществу всю правду о его заслугах, о его жизни,  об  уважении и памяти народа …

     Каныш Имантаевич Сатпаев – один из великих людей 20 века!      

     Его жизнь – яркий пример для подражания и воспитания подрастающих  поколений!

Торегельдин Серик Макенович, председатель Совета защиты прав предпринимателей и противодействия коррупции Карагандинской области, заместитель председателя Общественного совета Карагандинской  области,  председатель Никольского горисполкома с ноября 1985 по январь 1990 года.